Историки Греции-. Читать онлайн

 

ИСТОРИКИ ГРЕЦИИ

ГЕРОДОТ

ФУКИДИД

КСЕНОФОНТ

Издание Библиотеки античной литературы осуществляется под общей редакцией С. Апта, М. Гаспарова, М. Грабарь-Пассек, С. Ошерова, Ф. Петровского, А. Тахо-Годи и С. Шервинского

Составление и предисловие Т. Миллер

Примечания М. Гаспарова и Т. Миллер

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРОЗА ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Источником сведений для хронистов служили старинные предания, мифы, сказы. Там, где факты казались бессмысленными, хронист отвергал их или находил для них иное, согласное с разумом объяснение. Я описываю это так, как мне кажется правильным, потому что многочисленные рассказы эллинов смешны, на мой взгляд, заявлял Гекатей Милетский. Пример того, как именно Гекатей критиковал мифы, мы находим у Павсания (III, 25, 5): Некоторые из эллинских поэтов написали, будто Геракл вывел этой дорогой из Аида пса, хотя через пещеру нет под землю никакой дороги и едва ли кто легко согласится, что под землею есть какое-либо жилище богов, в котором собираются души мертвых. Вот Гекатей Милетский нашел более вероятное толкование, сказав, что на Тенаре вырос страшный змей и был назван Псом Аида, так как укушенный им тотчас же умирал от его яда1 (Павсаний. Описание Эллады. М. Искусство, 1938).

Таким образом, определяющей чертой этих первых памятников повествовательной прозы становилось стремление найти правду и взять из предания то, что можно проверить собственными глазами. К работе хронистов прилагалось слово ίστωρία (история), которое имело двойной смысл: свидетельство очевидца и расследование путем допроса.

Благодаря двум особенностям полисного строя отсутствию в нем власти жрецов и огромной роли живого ораторского слова критика мифологического предания не свелась к простым исправлениям этого предания, но смогла дать начало новому творчеству, которое противопоставило себя традиционной поэзии н мифологии. В VI веке оно проявилось и в том, что, в противовес космогоническим мифам эпоса, греческие астрономы и математики создавали новое учение о космосе как о целом, в котором все подчинено общему закону, и за многообразием видимого мира прозревали скрытое его единство. В V веке рационалистическое объяснение получил уже не только космос, не только мир неживой природы, но и все то, что тесно связано с самим человеком: его физиологические состояния, его деятельность, его высшие нравственные ценности. Исходная позиция рационализма стремление понять устройство мира не как игру иррациональных сил, а как жесткую связь причин и следствий послужила также отправной точкой для возникновения научной медицины, филологии, для первых концепций исторического развития н первых опытов анализа человеческих характеров.

Именно в это время врач Гиппократ (род. около 460 г. до н. э.) с острова Коса стал по-новому объяснять причины болезней, ставя их в зависимость не от воли божества, а от условий человеческого существования. На человеческий организм Гиппократ и его последователи начали смотреть как на микрокосмос, подчиненный тому же закону равновесия,

 



  • На главную