дано ли украинскому историку познать мир?

 

История - дама с капризами. Еще капризней дамы и джентльмены от истории. Именно такое впечатление у меня сложилось после ознакомления с интервью одного модерного украинского историка, опубликованного недавно в популярном всеукраинском либерально-демократическом еженедельнике (Юрий Чорней « Историку не дано познать мир таким, каким он был на самом деле. » ЗН, N 3/428, 25 января 2003 года).

Вывод, к которому приходят такие историки, - кругл, как носок солдатского валенка: «Историку не дано познать мир таким, каким он был на самом деле. ». Поэтому каждый историк пишет такую историю, которая ему сейчас видится. Украинский историк - тем более. Ибо, по известной украинской поговорке, « в каждой хате - своя правда». Тем более в современной независимой украинской державной «хате».

Точка зрения не нова. Вспомним хотя бы немецкого философа и отца герменевтики Георга Ханса Гадамера: «Мыслить исторически - значит признавать за каждой эпохой ее собственное право на существование, даже ее собственное совершенство». Вторит ему современник Карл Раймонд Поппер: « Каждое поколение имеет право по-своему интерпретировать историю и не только имеет право, а в каком-то смысле и обязано это делать, чтобы удовлетворить свои потребности».

Неудивительно, что в современной Украине, живущей в эпоху перемен, возникла такая острая потребность на модерновых историков. Их усилиями происходит замещение ранее считавшихся выдающимися исторических событий и лиц другими, происходит своего рода историческая «рокировка», К примеру, вместо Великой Отечественной войны и ее героев на первый план выходит Вторая мировая война с героями - «вояками» ОУН-УПА, вместо Богдана Хмельницкого главным «державотворцем» становится Иван Мазепа и т. д.

А в средней школе столицы Украины ученики 5-го класса уже пишут сочинения на тему «Суд народа над Тарасом Бульбой», в котором Андрей, младший сын старого казацкого полковника, предавший отца и старшего брата, товарищество казацкое и веру православную, - провозглашается предтечей нынешних евроинтеграторов и евро-проходцев, а батько Тарас предается анафеме за нарушение прав человека и приговаривается к покаранию через повешение.

Я совсем не удивлюсь, если в ближайшее время не будут оглашены новые исторические «откровения» о том, что Владимир Красное Солнышко не так крестил Святую Русь и что еще тысячу лет назад надо было принимать не дикарский восточно-византийский обряд, а более прогрессивное католичество. Вот с тех самых пор и была бы Святая Русь (Украина?) в Европе, а не в Азиопе.

Здесь сразу встает ряд вопросов, из них озвучу только два:

1. Правда ли, что историку не дано познать мир «на самом деле»? И вообще, что означает

«на самом деле»?

2. Если не дано познать, то зачем тогда вообще заниматься историей? Давайте будем заниматься «фоменковщиной», то есть переписывать на основе некой сомнительной новой хронологии всеобщую историю вообще.

Но вспомним римского классика Марка Туллия Цицерона: « Первая задача истории - воздержаться от лжи, вторая - не утаивать правды, третья - не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или в предвзятой враждебности».

В качестве примера обратимся к одному из сложных исторических вопросов для современной Украины - оценке деятельности ОУН-УПА.

После утверждения модернового историка о том, что «признание непознаваемости истории по определению вызвало общую революцию», возникает вопрос, зачем тогда создана в 1997 году и до сих пор существует при Кабинете Министров Украины за государственный кошт Комиссия историков под руководством господина С. Кульчицкого, занимающаяся изучением документов о деятельности ОУН-УПА?

Почему бывший певец социалистической индустриализации, а ныне записной адвокат «воякив» ОУН-УПА историк С. Кульчицкий (. кстати заместитель директора Института истории НАН Украины), имея право модерного историка думать, что хочет, разрабатывает и продуцирует свои апологетические тексты за государственный (!) счет, а, к примеру, известный диаспорный историк из Канады Виктор Полищук, посвятивший свою жизнь разоблачению преступлений ОУН-УПА против советского, польского и других народов Европы, тоже думает об этих событиях, но уже по-своему, а вот разрабатывать и продуцировать свои тексты вынужден почему-то за свой счет. Ведь их точки зрения на проблему совершенно противоположны (. сошлюсь только на последнюю разгромную для господина С. Кульчицкого публикацию В. Полищука « Нюрнберг наоборот - 2» (Киевский телеграф. N 1 /143, 20-26 января 2003 года).

А какой гвалт подняли модерновые украинские историки вокруг проблемы Волынской трагедии 1943 года, в Польше более известной как «волынская резня». Тогда формированиями ОУН-УПА было вырезано около 100 тысяч мирного польского населения! Так как факт резни отрицать просто невозможно, надо все сделать для того, чтобы доказать, что он был исторически обусловлен предшествующими действиями самой польской сторон, то есть свалить вину с больной головы на здоровую. Так скоро дойти можно и до оправдания тех, кто подносил хлеб-соль немецким оккупантам при вступлении их во Львов в 1941 году, а далее - объявить жертвой истории самого фюрера. Есть ли предел таким историческим изыскам?

Неужели в таких двойных стандартах современного украинского государства и заключается историческая справедливость? Далеко мы тогда ушли от правды и справедливости!

Неужели тогда модерновый историк европейского типа - «холуй по определению»? Продуцирует только такие тексты, которые нужны заказчику?

Так не прав ли был французский культуролог и семиотик ХХ столетия Роллан Барт, когда утверждал: «История истерична; она конституируется при условии, что на нее смотрят, - а чтобы на нее посмотреть, надо быть из нее исключенным».

Историк В. Полищук - действительно независимый историк, он это доказал всею своей жизнью, а историк С. Кульчицкий - прошел курс прислуживания при КПСС, а теперь прислуживает наследникам ОУН-УПА. Таких, на мой взгляд, вообще нельзя допускать к архивам и истории.

И совершенно был прав российский религиозный историк и философ-медиевист Лев Карсавин, когда утверждал: « Нравы историков свидетельствуют о состоянии истории».

И совсем уже о современной Украине: "O tempore, o mores!" (О времена, о нравы!).

 



  • На главную